Tishanskiysdk.ru

Про кризис и деньги
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стоимость риска это

Оценка кредитного риска

Оценка кредитного риска – определение максимально возможного убытка, который может быть получен банком с заданной вероятностью в течение определенного периода времени. Причиной убытка может стать уменьшение стоимости кредитного портфеля в связи с частичной или полной неплатежеспособностью заемщиков к моменту погашения займа.

Принято рассматривать отдельно следующие виды кредитных рисков:

— риск неуплаты в срок суммы долга и процентов по нему отдельно взятым заемщиком. Такой риск связан с выданными кредитами, векселями, облигациями и т. д.;

— риск уменьшения стоимости части активов кредитора или риск того, что фактическая доходность данной части активов окажется значительно ниже ожидаемого уровня. В данном случае источником кредитного риска является ссудный портфель в целом, а не отдельные займы.

Выбор оптимального пути оценки кредитного риска во многом зависит от сегмента кредитования.

Для оценки кредитных рисков, связанных с индивидуальными заемщиками, как правило, используются два метода, причем чаще всего в комплексе. Это субъективные оценки экспертов и модели скоринга, базирующиеся на методах математической статистики.

У каждого из этих подходов есть достоинства и недостатки. Например, любые статистические методы учитывают прошлые результаты. Однако они не всегда дают ответ на то, как повел бы себя тот или иной заемщик, которому отказали, если бы он получил заем. Кроме того, экономическая ситуация постоянно меняется. Поэтому оценка прежних данных не всегда дает абсолютно точный прогноз.

Как правило, для оценки кредитного риска создается компьютерная программа, комбинирующая ряд подходов. Причем у большинства финансовых институтов это свои собственные программы, а заложенные в них методы являются коммерческой тайной.

Оценка кредитного риска портфеля в целом – еще более сложная задача. Здесь существует два подхода.

Во-первых, качественная оценка, в основе которой лежит описание информации о заемщиках. При этом учитываются показатели финансовой устойчивости, деловой активности, ликвидности и рентабельности, а также ликвидности залога.Во-вторых, количественная оценка, при которой качественные параметры оцениваются в цифровом выражении с целью определения предела потерь по операции. Таким образом создается инструмент, который может быть использован для управления рисками в бизнес-планировании.

Для кредитных организаций существуют рекомендации Базельского комитета по оценке рисков. Банкам предлагается опираться на внешние рейтинги, присваиваемые независимыми агентствами, и создавать собственные внутренние кредитные рейтинги.

При этом собственный рейтинг должен учитывать непредвиденные и ожидаемые убытки. Отдельно рассчитываются показатели вероятности дефолта, стоимость актива, подверженного риску, удельный вес возможных убытков, общая величина кредитных потерь.

Есть несколько методов снижения кредитных рисков. Например, диверсификация портфеля, установление лимитов операций, резервирование средств на случай потерь, а также страхование кредитов.

Стоимость риска

Рискованность проекта обусловливает рост экономической стоимости. Люди обычно противостоят риску и готовы что-то заплатить, – например, страховку, – чтобы сократить или полностью устранить риски. Стоимость риска – экономическое понятие и отражает максимальную сумму, которую индивидуум готов заплатить во избежание какого-либо типа риска, чтобы будущее определенного типа событий было свободно от риска для этого человека[192]. На практике разные уровни рискованности, связанные с разными типами инвестиций, отражаются в разных минимальных нормах прибыли, необходимых для того, чтобы убедить людей вложить свои деньги[193]. Самая низкая прибыль обычно требуется для правительственных облигаций; здесь она составляет приблизительно 3–4 процента в реальном выражении, поскольку считается, что эти облигации фактически свободны от риска. Долговые обязательства частного сектора обычно связаны с несколько более высокой нормой прибыли, скажем, 5–6 процентов в реальном выражении. Прибыль на акционерный капитал, а именно уставный капитал с риском, начинается приблизительно с этого уровня, но может намного возрасти в зависимости от воспринимаемой рискованности данного предприятия[194].

Стоимость риска, связанного с инвестициями в инфраструктуру, может быть высокой. Для этого есть две основные причины. Первое – это тот факт, что инвестиции в крупный инфраструктурный проект являются в основном неокупаемыми капиталовложениями, то есть их нельзя вернуть. Например, если построен мост, то его нельзя использовать для чего-то еще, поэтому, если решение построить мост впоследствии оказывается неудачным, то уже ничего нельзя изменить. Вторая причина состоит в том, что прибыль от инвестиций часто тесно связана с экономическим ростом. Если экономический рост высок, то проект будет успешно работать; и наоборот, если рост невелик, то проект будет работать плохо. Как отмечалось, общее экономическое развитие влияет на рыночный риск проекта, особенно когда рассматривается в экономической перспективе. С экономической точки зрения трудно предложить страхование от рыночных рисков в пределах страны, поскольку это затрагивает каждого, то есть риски нельзя распределить и объединить при рассмотрении в национальной перспективе.

Читать еще:  Риски в инновационной деятельности предприятия

То, что инвестиции в инфраструктуру считаются рискованными, также следует из опыта участия частного сектора в инфраструктурных проектах посредством концессии. Имеющиеся данные свидетельствуют, что финансирование концессионных компаний возможно только в следующих условиях: (i) акционерный капитал составляет примерно от 20 до 30 процентов общей потребности в финансировании; и (ii) те, кто инвестирует в акционерный капитал, могут ожидать прибыли от 15 до 25 процентов в реальном выражении после уплаты налогов[195]. Предпосылка, что остаток от капитала, долгосрочный долг, может быть превращен в ликвидную форму по реальной стоимости в 6 процентов, подразумевает, что проект должен будет достигнуть нормы финансовой прибыли приблизительно от 7,5 до 12 процентов в реальном выражении (без учета результатов налогообложения).

Разница между прибылью, необходимой для этого типа инвестиций, скажем, в размере 9 процентов, и прибылью на надежные инвестиции, скажем, правительственные облигации, в 4–5 процентов, может считаться стоимостью риска проекта. Необходимо подчеркнуть, что этот тип стоимости возникает, не только в том случае, когда инфраструктурный проект развивается через частную компанию по концессии. Он также присутствует, когда проект разрабатывается государственным предприятием, и финансирование защищено государственной гарантией. В мире риска бесплатного сыра не бывает. Риск и затраты на него существуют при любых обстоятельствах, даже если учредители проектов, поддерживаемые независимыми гарантиями, создают впечатление для политических деятелей и широкой общественности, что это не так, как в случае с сообщениями Большой Бельт и Эресунд. Здесь учредители, казалось, сами верили в это. Один высокопоставленный чиновник Министерства транспорта Дании выразил нам это следующим образом в своих комментариях к более раннему проекту рукописи данной книги:

«На мой взгляд, вы должны упомянуть [в книге], что расходы, которых потребует частный сектор для покрытия общего риска [проектов], сделают проекты более дорогостоящими. Таким образом, преимущество финансирования проектов Большой Бельт и Эресунд посредством государственной гарантии заключается в снижении затрат на финансирование»[196].

Мало того, что мы считаем, что государственные гарантии скрывают затраты на финансирование вместо того, чтобы снижать их, мы также полагаем, что существуют причины считать, что стоимость риска, связанная с финансированием, может увеличиться, если проект обеспечивается государственной гарантией. Причина состоит в том, что гарантия передает большую часть риска налогоплательщикам, то есть носителям риска, которые в среднем меньше способны защитить себя от риска, чем те, кто действует на рынке ценных бумаг, что увеличивает общую стоимость риска.

Кроме того, стоит напомнить замечание, сделанное Всемирным банком, о том, что деньги, сэкономленные за счет более низких процентных ставок по займам, подкрепленным государственными гарантиями, могут быть потеряны по причине неэффективности из-за ослабления дисциплины в результате таких гарантий. Кредиторы, поддерживаемые государственными гарантиями, не имеют или имеют гораздо меньшие стимулы для контролирования проектов, чем коммерческие банки без таких гарантий, что приводит к ослаблению стимулирования эффективности проектов. По утверждению Банка, может потребоваться преимущество в несколько процентов в отношении процентной ставки, чтобы компенсировать даже умеренную неэффективность финансовых перерасходов и задержек, связанную с неэффективным контролированием проектов[197]. В сообщении Большой Бельт прямое преимущество в отношении процентной ставки государственной гарантии по займам составляет приблизительно 1–2 процентных пункта в зависимости от размера и рискованности негарантированных проектов[198]. В сообщении Эресунд преимущество в отношении процентной ставки такого же размера. Если бы кто-то сравнил процент на гарантированные ссуды с прибылью на акционерный капитал, преимущество было бы больше.

Общая стоимость риска, связанного с инфраструктурными проектами, обычно весьма существенна. Возьмем, к примеру, сообщение Эресунд, стоимость которого составляет около 17 миллиардов датских крон (исключая подъездные пути) и, как ожидается, принесет доход в размере приблизительно 5 процентов. Предположим, что фактически для того, чтобы гарантировать компенсацию стоимости риска, требуется еще 5 процентов, что в сумме дает 10 процентов. Тогда стоимость риска равна приблизительно одной трети от общей суммы инвестиций, что составляет около 6 миллиардов датских крон. Хотя этот пример не показывает точный расчет стоимости риска, он иллюстрирует, как важно принимать во внимание риск при планировании и экспертизе проекта.

Читать еще:  Риски в нефтяной промышленности

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Эксперты сообщили об ухудшении качества кредитов в российских банках

В первой половине 2019 года российские банки снизили качество выдаваемых потребкредитов. Хотя уровень просрочки по таким ссудам не растет, появились ранние индикаторы ухудшения ситуации, пишут в обзоре аналитики рейтингового агентства «Эксперт РА» (есть у РБК). Банки стали активнее наращивать резервы по необеспеченным ссудам с небольшой просрочкой, что повлияло на стоимость риска. Это выявил опрос и подтверждает отчетность 20 крупнейших игроков по объему розничного портфеля.

Стоимость риска (cost of risk, CoR) — показатель, который определяется как сумма резервов под кредитные потери в отношении к размеру кредитного портфеля. За последние два с половиной года он вырос на 0,6 п.п., до 6,9%.

«Стоимость риска медленно, но устойчиво растет последние два с половиной года. Поскольку показатель отражает создание резервов, а резервы — тот самый риск, CoR хорошо иллюстрирует негативный тренд», — отмечает старший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Владимир Тетерин.

Как портятся портфели банков

Увеличение стоимости риска, по оценке «Эксперт РА», свидетельствует, что платежное поведение российских заемщиков ухудшается: растет уровень дефолтности новых выдач. Агентство указывает, что с прошлого года банки стали активнее наращивать средства на покрытие плохих кредитов. К июлю этого года средние резервы на покрытие ссуд с просрочкой свыше 90 дней достигли 145%, что на 28 п.п. выше значений на начало 2018 года. Но активнее всего игроки увеличивали резервы по ссудам с небольшой просрочкой, до 90 дней, указывают аналитики.

С 1 октября российские банки будут обязаны выдавать кредиты с учетом показателя долговой нагрузки (ПДН) заемщиков — чем он выше, тем выше надбавки к коэффициентам риска. Новый подход будет применяться при расчете нагрузки на капитал — выдача ссуд слишком закредитованным клиентам станет менее выгодной для банков.

В банках говорят, что первые признаки ухудшения потребкредитования уже есть, отмечает старший директор банковской аналитической группы Fitch Ratings Александр Данилов. «Рост стоимости риска может быть фактором торможения для потребкредитования даже в большей степени, чем ПДН. Эффект от ПДН тоже будет, но его недостаточно для сильного торможения роста потребкредитования, поскольку банки пока зарабатывают достаточно прибыли, чтобы компенсировать влияние мер ЦБ на капитал», — сообщил Данилов. Из-за этого банки могут начать закручивать гайки при выдаче кредитов.

«В первом полугодии действительно наблюдался рост стоимости риска в розничном кредитовании — примерно в полтора раза по сравнению с первым полугодием прошлого года», — отметил и руководитель направления банковских рейтингов агентства НКР Михаил Доронкин. Он, однако, связал это с формированием оценочных резервов в соответствии с новым подходом к составлению банковской отчетности (МСФО 9).

  • Многие игроки столкнулись с ухудшением состояния кредитных портфелей начиная с прошлого года, говорит директор департамента кредитных рисков банка «Ренессанс Кредит» Григорий Шабашкевич.
  • «Мы также видели повышение показателя стоимости риска розничных продуктов в целом по рынку», — соглашается член правления банка «Открытие» Ирина Кремлева. Но, по ее словам, говорить о снижении платежной дисциплины россиян пока преждевременно.
  • Стоимость риска действительно росла, отмечает первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. «Пока это не связано с увеличением вероятности дефолта. Скорее, со снижением эффективности взыскания. В случае проблем у клиентов с большим суммарным долгом взыскивать становится сложнее», — поясняет он.
  • У ВТБ не происходит роста показателя стоимости риска, сообщил представитель банка. В сегменте кредитов физическим лицам CoR в первом полугодии 2019 года составил 1,7% против 2% годом ранее, добавил он.
  • Сбербанк отказался от комментариев. Остальные кредитные организации из топ-20 не ответили на запрос РБК.

Подробнее о растущих рисках банков читайте в материале «РБК Pro»

Discovered

О финансах и не только…

VaR (Value-at-Risk) — стоимость под риском. Показатель VaR отражает максимально возможные убытки от изменения стоимости финансового инструмента, портфеля активов и т.п., которые могут произойти за определенный период времени с заданной вероятностью. Другими словами, стоимость под риском — это оценка верхней границы возможных убытков, которые может понести банк в течение определенного периода времени (обычно за год), для определенного (установленного) уровня доверия (например, 95%).

Читать еще:  Экономические риски и их классификация

Для определения величины стоимости под риском необходимо знать зависимость между объемами прибылей и убытков и вероятностями их появления, то есть распределение вероятностей прибылей и убытков в течение выбранного интервала времени. В этом случае по заданным значениям вероятности потерь можно определить величину соответствующего ущерба. Используя свойства нормального распределения вероятностей, простой формулой определения VaR будет:

где α — пороговое значение вероятности;
σ — стандартное отклонение доходности актива (в процентах от стоимости актива);
μ — среднее значение доходности актива (в процентах от стоимости актива);
Ар — стоимость актива.

При определении стоимости под риском ключевыми параметрами являются доверительный интервал и временной горизонт. Поскольку убытки являются следствием колебаний, доверительный интервал служит той чертой, отделяющей «нормальные» колебания от экстремальных всплесков по частоте их проявления. Обычно, вероятность потерь устанавливается на уровне 1%, 2,5% или 5% (соответствующий доверительный интервал составит 99%, 97,5% и 95%), однако в соответствии со стратегией управления капиталом, которой придерживается банк, риск-менеджер может выбрать другое значение. С увеличением доверительного интервала показатель стоимости под риском будет расти.

Выбор временного горизонта зависит от того, насколько часто используется актив. Для банков, которые проводят активные операции на рынке капитала, типичным периодом расчета является один день, в то время как стратегические инвесторы и нефинансовые компании используют другие периоды. Кроме того, при установке временного горизонта следует учитывать наличие статистического распределения прибыли и убытков для ожидаемого интервала времени. Вместе с увеличением временного горизонта растет и показатель стоимости под риском. Практика показывает, что за период в n дней величина стоимости под риском будет примерно в n раз больше, чем VaR, рассчитанная за один день.

Стоит помнить, что концепция VaR неявно предполагает, что состав и структура оцениваемого портфеля активов остаются неизменными в течение всего временного горизонта. Такое предположение недостаточно оправдано для сравнительно длительных интервалов времени. Поэтому при каждом обновлении портфеля активов необходимо корректировать величину стоимости под риском.

Для расчета показателя стоимости под риском используют следующие методы:

  1. аналитический;
  2. метод исторического моделирования;
  3. метод Монте-Карло.

Выбор метода расчета показателя стоимости под риском зависит от состава и структуры портфеля активов, доступности статистических данных, программного обеспечения и т.п.

Аналитический (ковариационный, дельта-нормальный) метод основывается на классической теории портфеля финансовых активов. В его основе лежит предположение, что изменения рыночных факторов риска имеют нормальное распределение. Это предположение позволяет определить параметры распределения прибыли и убытков для всего портфеля. Затем, зная свойства закона нормального распределения, можно легко вычислить ущерб, который будет случаться не чаще заданного процента случаев. Аналитический метод уступает методам имитационного моделирования надежностью оценки рисков портфелей активов, состоящих из инструментов, стоимость которых зависит от рыночных факторов нелинейным образом, особенно на сравнительно больших временных горизонтах.

Метод исторического моделирования относительно простой и наиболее доступный для понимания. Он не опирается на теорию вероятностей и требует небольшого числа предположений относительно статистических распределений для рыночных факторов риска. Как и в аналитическом методе, стоимости инструментов портфеля должны быть предварительно представлены как функции рыночных факторов риска, а распределение прибылей и убытков определяют эмпирическим путем. Однако использование этого метода требует наличия временных рядов значений по всем использованным в расчетах рыночным факторам, что не всегда возможно для значительно диверсифицированных портфелей.

Метод Монте-Карло относится к методам имитационного моделирования. Основное его отличие от метода исторического моделирования состоит в том, что в методе Монте-Карло избирается статистическое распределение, которое хорошо аппроксимирует изменения наблюдаемых рыночных факторов и определяется оценка его параметров. Основной сложностью применения метода Монте-Карло является выбор адекватного распределения для каждого рыночного фактора и оценка его параметров.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×