Tishanskiysdk.ru

Про кризис и деньги
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Капитализм традиционный и современный

О современном капитализме, его кризисах и о том, как на это должны отвечать современные марксисты. Часть 1

Цель моей первой марксистской монографии, которое вы сейчас читаете, весьма многогранна. В первую очередь я попытаюсь описать современный капитализм, и ответить на вопрос: «почему капитализм стал таким?». Также я собираюсь освятить некоторые моменты обще капиталистического кризиса, и ответить на вопрос: «в связи с чем произошел такой кризис?». И последнее – рассказать, что в данной ситуации должны делать марксисты (а также им сочувствующие), и ответить на вопрос: «какая может быть альтернатива сегодняшнему хаосу?».

Данная работа не является «истинной в последней инстанции», а есть всего лишь субъективный взгляд на современный капиталистический мир.

Часть 1. Современный капитализм и современный капиталистический мир.

Глава 1. Центр, полупериферия, периферия.

Современный капитализм – транснациональный глобализированный империализм. Современный капитализм – господство транснациональных корпораций и монополий над государством и народом. Современный капитализм – разделенный на «элитные» (то есть те, которые имеют возможность эксплуатировать и грабить другие народы) и зависимые страны мир, в котором военное и экономическое доминирование «государства» (а вернее союза корпораций) достигается через конфликты на территориях стран периферии («страны третьего мира»). Современный капитализм – финальная стадия существования капиталистической формации, когда мировой класс крупной буржуазии, до этого обходившийся средствами, полученными от эксплуатации пролетариата и крестьянства, теперь стал пожирать самого себя (то есть стал банкротить, обирать, и всячески увеличивать капитал одного из представителей крупной буржуазии, отнимая его у другого).

Прежде чем описывать более подробно современный капитализм, стоит немного затронуть сам капиталистический мир, его структуру, его отличия и сходства с прошлыми стадиями капитализма, его сильные и слабые стороны.

Главным аспектом современного (да и большей части раннего) империалистического капиталистического мира является его полярность, то есть разделение на области, с определенными социальными структурами, а также с определенным экономическим и политическим положением. Каждая из этих областей, государств, имеет свой своеобразный статус, свою роль в добывании или поглощении капитала.

В нынешних реалиях существует 3 статуса капиталистического государства – государства капиталистического центра, государства капиталистической полупериферии, и государства капиталистической периферии. Дабы долго не затягивать, перейдем к описанию этих трех видов государств, их характерным чертам, и попытаемся определить, какие из современных стран принадлежат к тому или иному виду.

Страны капиталистического центра.

Первейшим свойством стран капиталистического «центра» является возможность этих стран переносить свое производство в слаборазвитые, зависимые, страны. Таким образом частично снимая эксплуатацию со своего «родного» пролетариата и крестьянства (но не полностью ликвидируя саму систему эксплуатации) и создавая сверхэксплуатацию пролетариата и крестьянства той страны, в которую были перенесены средства производства.

У представителей правого политического крыла на этот счет есть своеобразная точка зрения. Она заключается в том, что западные, «цивилизованные», страны, перенося часть своей промышленности, открывая филиалы своих корпораций, помогают «развивающимся странам» в выходе в передовые страны, помогают этим странам стать «цивилизованными». Однако, сегодняшние правые, утверждающие подобные «факты», не являются в этом отношении первыми. В период колониальных завоеваний (и позднее — в период колониального господства) странами Европы территорий Америки, Африки и Азии (этот период некоторыми называется периодом «территориального империализма»), в среде народных масс европейских стран (прежде всего в крупных колониальных странах — Англии, Франции, Испании, России) культивировался миф о «цивилизаторской» миссии «белого человека», «православного/католического/протестантского человека», который идя в среду «варваров», в среду «еретиков/язычников», несет «свет просвещения», «свет истинной веры».

Но на деле это все оборачивалось несколько иначе. Разграбления земель, увод людей в рабство (как в трудовое, так и в сексуальное), силовое насаждение веры и/или языка, геноцид того или иного этноса. Также стоит отметить, что миф о «цивилизованном европейце («белом человеке»)» породил расизм в среде буржуазии и буржуазной интеллигенции (которые затем распространили его на прочие народные массы) Европы.

Единственно, кто выигрывал от этой «цивилизаторской миссии» (кроме европейской буржуазии) были представители знати некоторых колонизируемых территорий. Им, в обмен на покорность, предоставлялись земли, титулы, военные отряды (для подавления бунтов и народных волнений).

Таким образом, миф о том, что перенос средств производства из стран капиталистического «центра» как-то повышает и развивает страны периферии (за исключением тех случаев, когда буржуазии необходимо было создать своеобразный «фантик» для рекламы капитализма, в следствии чего в те или другие капиталистические страны шли валом финансы и создавалась промышленность (подобные страны называются «странами витринного капитализма»)) так и остается мифом.

Читать еще:  Капитальный ремонт автомобиля определение

Но, для стран капиталистического «центра» характерно не только наличие возможности переноса предприятий за рубеж (подобное характерно и для стран «полупериферии», однако о том, почему они не отнесены к странам «центра» мы поговорим позднее), но и экономическое и технологическое первенство (то есть, в плане экономики и технологий, страна капиталистического «центра» обгоняет и доминирует над странами «полупериферии» и «периферии»), а также весьма серьезными военным потенциалом, который служит как защитником сфер влияния той или иной страны капиталистического «центра», так и орудием для завоевания новых сфер.

Однако, даже не смотря на экономическое и технологическое первенство, военное превосходство, страны капиталистического «центра», как и прочие капиталистические страны, испытывают те же периодические экономически трудности (кризисы перепроизводства, сокращение рабочих мест, и т.д.), которые с каждым разом становятся все сильнее и сильнее, тем самым вынуждая капиталистов этих стран идти на крайние меры (вплоть до войны), дабы: а)сохранить нынешний уровень прибыли, б)увеличить его. Как можно увидеть на примере падения акций многих мировых бирж, это подтверждается.

Также, на равне с усилением борьбы пролетариата в странах капиталистического «центра» (да и не только в них), эти экономические трудности толкают буржуазию переходить от буржуазной «демократии» (замаскированной буржуазной диктатуры) и глобализации к прямой диктатуре буржуазии (к фашизму), к нацизму. Делается это что-бы: а) подавить внутреннее сопротивление рабочего класса, б) дабы «оправдать» грядущую, новую, империалистическую войну за новый передел рынков.

Черты современного капитализма

Вышедшая в марте 2016 г. монография зав. кафедрой СПбГУ, д.э.н., проф. В. Т. Рязанова с многозначным названием «(Не)Реальный капитализм . Политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства и России» посвящена актуальным проблемам развития современного капитализма, который переживает широкомасштабную трансформацию, связанную с формированием виртуальной экономики, подчиняющей себе реальную хозяйственную деятельность человечества.

Проблема трансформации современного капитализма в работе рассматривается в двух ракурсах: мировой экономики в целом и российской экономики в частности. Соответственно структура монографии состоит из двух частей, в каждой из которых делается акцент на соответствующем ракурсе поставленной проблемы. При этом следует отметить, что в постсоветской России «нереальность» капитализма носит двойственный характер. С одной стороны, это «нереальность», вызванная регрессивным переходом от советской системы централизованного и вертикально-интегрированного хозяйствования к системе рыночных отношений, причем преимущественно низшего, дезинтегрированного рыночного хозяйства. С другой — «нереальность» российского капитализма является следствием искусственно привнесенных извне тенденций формирования глобальной финансово-ориентированной экономики с ее ориентацией на финансовое посредничество, разрастание спекулятивного сектора, виртуализацию производства и потребления.

Раскрывая специфику трансформации современного капитализма, автор выделяет такие ее составляющие, как глобализация, финансиализация, виртуализация, к которым можно добавить еще и хаотизацию социально-экономического пространства на периферии глобальной экономики.

В основе первой составляющей (глобализация) лежит «замещение (вытеснение) интегрированным экономическим пространством» национальных хозяйственных систем (С. 17). Субъектами такого вытеснения являются крупнейшие ТНК, преимущественно американские. Однако автор особо подчеркивает, что не следует смешивать глобализацию с американизацией, поскольку национальная экономика и политика США как страны также подчиняются диктату глобальных ТНК и вынуждены подстраиваться под их интересы — зачастую в ущерб собственно национальным интересам.

Вторая составляющая трансформации современного капитализма — финансиализация — означает подчинение развития реального сектора экономики целям финансового обращения, включая замещение реальных ценностей виртуальными «пузырями» как на рынках чисто виртуальных активов (например, фондовый рынок), так и на рынках таких в прошлом «реальных» активов, как золото, нефть, недвижимость, ценообразование на которые определяется уже не столько объективными законами спроса и предложения, исходя из реальных потребностей общества в соответствующих благах, сколько спросом и предложением на их виртуальные заменители в форме фьючерсов и производных финансовых инструментов.

Виртуализация, таким образом, оказывается тесно связана с финансиализацией, но, возникнув первоначально на рынках финансовых активов, виртуализация проникает и на рынки «реальных» благ, превращая их в рынки виртуальных «образов» благ, контрактов на будущие поставки благ и т.п.

Источник: Теняков И., Хубиев К. Возвращение к реальной экономике // Экономист, № 6, Июнь 2016, C. 90-92 Критика российского капитализма Феномен позднего капитализма Виртуальный капитал Направления развития новой экономики Капитализм еще не дорос до постиндустриального общества Обнищание населения России и необходимость нового социального критерия оценки уровня жизни Выгоды от индустриализации для стран Западной Европы Человеческий капитал и капитализм В инновационной экономике, основанной на изобретательстве и творческой выдумке, главную роль играет человеческий потенциал, развитие которого считается первоочередной задачей. Почему в современной экономике замедляются темпы роста? Безусловно, поздний капитализм в это время отнюдь не создал рай на Земле: периферия оставалась в нищете, суммарно в «локальных» войнах за этот период людей погибло больше, чем во Второй мировой войне, обострились глобальные проблемы и т. д.

Читать еще:  Компромиссная теория структуры капитала

Капитализм снизу. Потребительское общество – в чем его экономическая ущербность Александр Русин

На заре советской власти, в 1920 году Ленин озвучил ставшую знаменитой формулу: коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны.

Сегодня впору составить аналогичную формулу современного российского капитализма: капитализм в России – это антисоветская власть плюс потреблядизация всей страны.

Конечно, эта формула не описывает капитализм во всей его полноте, но в ней указаны две главных составляющих, на которых сформировался и удерживается капитализм в современной России – антисоветская власть и потребительское общество.

Антисоветская власть формирует и поддерживает капитализм сверху, а потребительское общество – снизу.

Современный капитализм имеет важное отличие от капитализма конца 19-го и начала 20-го века.

Классический капитализм столетней давности был основан на эксплуатации трудящихся, а современный (не только российский) основан именно на потребительском обществе.

Ни в России, ни в Европе, ни в США капиталисты больше не эксплуатируют трудящихся так, как 100 лет назад. Сегодня члены потребительского общества, участвующие во всемирной гонке потребления, эксплуатируют сами себя и друг друга.

Эксплуатация сильно трансформировалась и вышла на уровень самоэксплуатации, когда в головы потребителей через механизмы рекламы и маркетинга закладываются определенные цели. Это новый автомобиль, смартфон, новые мебель, одежда, услуги и так далее. И потребители, следуя заданным целям, эксплуатируют сами себя и подгоняют друг друга.

Однако огромное количество рекламируемых и приобретаемых товаров либо вовсе не улучшает жизнь, либо улучшает ее незначительно и непропорционально силам, которые затрачиваются, чтобы заработать на эти покупки.

Многие новые товары ничем существенно не отличаются от старых – их покупают, только потому что старые вышли из моды, чтобы порадовать себя новинкой и похвастаться ей перед другими, продемонстрировать свою состоятельность. Это и есть потребительство в чистом виде.

Яркий пример – автомобили. Едва ли не половина их в стране используется для того, чтобы стоять в пробках по дороге на работу и обратно. Удобнее и дешевле пользоваться трамваем или метро. Но автомобиль – это статус, поэтому многие люди не просто покупают автомобили, но еще и стараются выбрать самые дорогие, который только могут себе позволить.

То же самое со смартфонами и айфонами – их часто покупают, чтобы только оказаться первыми среди друзей с новинкой.

То же – с одеждой, аксессуарами, косметикой, разного рода услугами, бытовой техникой и электроникой, ремонтом, которым некоторые готовы заниматься перманентно.

На этом и базируется современный капитализм. Безудержное потребление сверх всякой меры, гонка потребления, заставляющие людей эксплуатировать самих себя – вместо классической эксплуатации.

Больше не надо заставлять людей работать по 12 часов – они сами работают сперва 8 часов на одной работе, а потом 4 часа на другой, чтобы купить автомобиль или платить по кредиту за ранее купленный. А потом взять более новый и в промежутках между этим приобретать другие товары, забивая ими квартиры и распродавая за бесценок через Интернет излишки ранее приобретенного.

Так сегодня живут многие – разница лишь в уровне, проценте избыточных покупок: у наиболее обеспеченных он выше, у менее обеспеченных – ниже.

На этой массе потребителей, как действующих, так и стремящихся вступить в их ряды – и держится современный российский капитализм. И пока этот фундамент достаточно прочен, пока армия потребителей достаточно велика и в ее ряды при первой же возможности готовы влиться новые – российский капитализм останется неколебим.

Даже если власть дрогнет, расколется – пока сохраняется потребительское общество, будет держаться и антисоветская власть, которая является его крышей. Ее будут латать, обновлять, реставрировать, но пока не треснет фундамент – крыша не рухнет.

Потребители поддерживают капитализм не только своими деньгами, часть которых оседает в карманах буржуазной элиты, но и непосредственно своими голосами.

Читать еще:  Общество с дополнительной ответственностью капитал

И если обратиться к истории смены советской власти на антисоветскую, легко заметить, что в числе основных причин, приведших к этому, тоже было формирование потребительского общества. Оно началось еще в 70-е годы и стало стремительно прогрессировать в 80-е.

Именно в 70-е в советском обществе возникли ярко выраженные потребительские настроения. Это легко проследить по советским фильмам тех лет – особенно наглядно потребительское общество показано в фильме Гараж.

В 80-е годы потребление стало культом, импортные товары – предметом зависти и поклонения, а фарцовка – массовым народным занятием.

При этом партийно-комсомольская верхушка, которая готовила и осуществляла переход страны от советской к капиталистической системе – тоже была частью сформировавшегося в 70-е и 80-е годы потребительского общества.

Буржуазная элита – это лидеры потребления, на которых равняется все потребительское общество, воспринимая их как эталоны, к образу жизни которых нужно стремиться.

Поэтому многие даже не осуждают ни мягкий приговор Васильевой, ни «часы Пескова», ни прочие шубохранилища – они относятся к этому как к эталону, образцу для подражания.

Многие не могут позволить себе часы за 9 миллионов, но могут позволить за 90 тысяч. Или копию за 9 тысяч. Не могут позволить себе майбах, но могут позволить себе лексус. Что могут – то и покупают, руководствуясь не бытовой необходимостью, а желанием следовать стилю потребления, заданному элитой.

Потребительское общество будет неизменно голосовать за тех политиков, которые поддерживают потребительский образ жизни.

Не справится потребительское общество и с коррупцией, потому что само стимулирует ее. Коррупционеров толкает на взятки и пользование бюджетом то же самое желание много потреблять, следуя примеру буржуазной элиты и правящей верхушки. И когда на смену осужденным коррупционерам приходят такие же потребители, движимые тем же желанием непомерно много потреблять – их превращение в новых коррупционеров становится лишь вопросом времени, обычно небольшого.

Отойти от сырьевой экономики потребительское общество тоже не сможет, потому что обмен сырья на готовые товары – самый простой способ удовлетворения потребительских желаний, как для элиты, так и для общества в целом.

Элита, продавая сырье и покупая готовую продукцию, идет по самому простому пути обеспечения своих потребностей. Именно поэтому самыми популярными специальностями в России стали юристы, экономисты и менеджеры – это оптимальные специальности для желающих пристроиться к всеобщей системе потребления и распределения материальных благ.

Кто-нибудь обязательно скажет, что быть потребителем – это нормально, что без потребителей не может быть ни экономики, ни производства. Но это не совсем так. Вернее, даже совсем не так.

Это в капиталистической системе быть потребителем нормально, это капиталистической экономики не может существовать без потребителей.

Однако человек не обязан быть потребителем. Он может и даже должен быть созидателем.

Разница между созидателем и потребителем – в приоритетах.

Созидатель сперва создает, а затем пользуется плодами своего труда или обменивает его на труд других.

Потребитель – пользуется плодами чужого труда, а порой даже не пользуется, а утилизирует его, приобретая товары не для пользования, а просто чтобы они были. При этом потребитель не создает товаров, эквивалентных потребляемым – а порой не создает вообще ничего.

Человек отличается от животных тем, что создает искусственную среду, предметы, инструменты и произведения, поэтому быть человеком – значит быть созидателем. А быть потребителем – это значит быть животным, которое только пожирает то, что растет или бегает вокруг него в природе.

Христианская религия также постулирует, что человек создан по образу и подобию Творца, а значит, с позиций христианства человек опять же рожден быть созидателем.

Поэтому быть потребителем для человека не совсем нормально и даже совсем ненормально.

Общество потребления – это общество, в котором человек постепенно теряет свою человеческую сущность и возвращается к животному состоянию. Только потребляет созданные без его участия продукты.

Поэтому если наше общество не сможет выйти из потребительского состояния – оно не только останется жить при капитализме и коррумпированной буржуазной власти в деградирующем сырьевом государстве. Оно со временем скатится к первобытному состоянию, в котором утратит способность не только организованно трудиться, но и защищаться, в результате будет окончательно вытеснено со своей территории и уничтожено.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector