Tishanskiysdk.ru

Про кризис и деньги
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Контроль движения капитала

Контроль за движением капитала

Контроль за движением капитала ( англ. Capital control ) [1] — комплекс мер, таких как налоги на операции, различные ограничения, или прямые запреты, установленных правительством страны с целью регулирования потоков на рынков капитала из страны в страну, между счетами операций с капиталом, а также между контурами денежного обращения.

Содержание

Основные подходы к контролю над движением капитала были разработаны в ходе Первой мировой войны, когда правительства нуждались в поддержании соответствующей налоговой базы для финансирования расходов военного времени.

Срезу после войны контроль над движением капитала начал исчезать, но уже в период Великой депрессии в 1930-х гг. он прочно занял место в системе государственного регулирования. Главной целью его использования в то время было предотвращение угрозы бегства капитала с национального рынка.

После Бреттон-Вудской конференции в 1944 г. VI статья Устава МВФ фактически разрешила применение контроля над движением капитала. В третьем разделе VI Стати Устава до сих пор записано: «Члены Фонда могут осуществлять контроль, необходимый для регулирования перемещения международного капитала, однако ни один член Фонда не может осуществлять контроль в такой степени, что он ограничивает платежи по текущим операциям или слишком задерживает трансферт средств, предназначенный для урегулирования обязательств, за исключением случаев, описанных в Статье VII, раздел 3(б) и Статье ХIV, раздел 2». Один из разработчиков Устава МВФ, Дж. Кейнс, был открытым сторонником контроля над движением капитала, и МВФ в начале своей деятельности также часто придерживался принципов регулирования международных операций с финансовыми активами. В течение всего периода существования Бреттон-Вудской валютной системы множество стран ограничивало сделки с финансовыми инструментами для того, чтобы справиться с надвигающимися трудностями платежного баланса. Однако вскоре обнаружившиеся издержки и дисторсии [2] ограничений, и как следствию — снижению нормы прибыли, привели к постепенному отказу стран «с экономическим либерализмом» от контроля над движением капитала. А впоследствии и к запрету для всех стран мира под угрозой наложения санкций . [3]

К 1980-м гг. контроль над движением капитала постепенно стал исчезать из государственного регулирования развитых стран мира. К началу 1990-х гг. требования снять ограничения на международные операции с финансовыми инструментами стали предъявляться уже к развивающимся странам и государствам с переходной экономикой. Однако кризисы конца 1990-х гг. и 2008 г. воскресили потребность в использовании контроля над движением капитала и изучении его влияния на экономику . [4]

Контроль над международными потоками капитала подразделяется на «административный» или прямой контроль и «рыночный» или косвенный контроль.

Административный контроль ограничивает операции с капиталом и/или связанные с ним платежи и трансферты денежных средств посредством прямого запрещения, количественного лимитирования или процедуры официального одобрения. С использованием административного контроля регулируются классические (традиционные) международные операции с капиталом. Его общей характеристикой является то, что он принудительно навязывает финансовому сектору дополнительные обязательства.

Косвенный контроль препятствует перемещению капитала и связанным с ним операциям посредством системы издержек.

Множественность валютных курсов [ править ]

Суть заключается в том, что для различных типов операций используются неодинаковые курсы обмена национальной валюты. Чаще всего власти ограничиваются введением двух валютных курсов: для текущих и для капитальных операций платежного баланса.

Валютный рынок разделяется на два сектора. Валютообменные операции, связанные с внешней торговлей и прямыми инвестициями, обычно выводятся из-под контроля. Двойной валютный рынок организуется, если власти полагают, что высокие краткосрочные процентные ставки неприемлемы для внутреннего рынка. По существу множественность валютных курсов увеличивает издержки спекулянтов при попытках атаки на валютный курс. Двойной валютный рынок также может создать предпосылки для притока капитала и вместе с тем предотвратить переоценку валютного курса по счету текущих операций. Множественность валютных курсов влияет как на цену, так и на объем операций. Для организации нескольких секторов валютного рынка необходимо принять соответствующее законодательство, которое бы административно разделило валютообменные операции для резидентов и нерезидентов как в части текущих, так и в части капитальных операций платежного баланса.

Явное налогообложение потоков капитала предполагает взимание налогов или сборов с держателей внешних финансовых активов. Тем самым ограничивается привлекательность для резидентов зарубежных активов, а для нерезидентов — внутренних активов, поскольку для тех и для других снижается доходность портфеля внешних авуаров. Налоговые ставки могут различаться в зависимости от типа операции и ее срочности.

Косвенное налогообложение в форме беспроцентных резервных обязательств или депозитных требований. Данная форма контроля над движением капитала является, пожалуй, самой распространенной в международной практике. Ее суть заключается в том, что инвесторы обязаны бессрочно депонировать на счетах центрального банка часть денежных средств (в национальной или иностранной валюте), равную определенной доли вложений на внутреннем рынке или нетто-позиции в иностранной валюте. Депозитные требования позволяют контролировать как приток, так и отток капитала из страны. В последнем случае инвестор должен зарезервировать часть экспортируемого капитала. В случае давления на курс национальной валюты центральный банк может полностью нивелировать атаку спекулянтов, повысив требования по иностранным активам до 100 % от объема вложений.

Другие методы косвенного регулирования [ править ]

Могут принимать форму как ценового, так и количественного контроля. Все они основываются на дискриминации по отношению к различным типам операций и инвесторам. К таким методам регулирования относятся:

  • дополнительные банковские отчисления в резервные фонды для страхования вложений в иностранные активы;
  • асимметричные ограничения на открытую позицию в иностранной валюте для «длинной» и «короткой» позиции, а также для резидентов и нерезидентов;
  • требования наличия высокого кредитного рейтинга для заимствований за рубежом . [5]

Типы контроля над движением капитала

сделки с ценными бумагами рынка капитала и денежного рынка, а также связанными с ними производными инструментами; —

коммерческие и финансовые кредиты, гарантии по ссудам и долговым ценным бумагам; —

прямые иностранные инвестиции и покупка недвижимости; —

любые финансовые операции, проводимые банками и институциональными инвесторами.

В строгом смысле контроль над движением капитала по своему экономическому содержанию соответствует валютному контролю, который регламентирует операции с валютными ценностями. Хотя все же, когда речь идет о валютном контроле, то в виду имеют не столько счет движения капитала, сколько счет текущих операций. Если валютный контроль затрагивает внешнеторговую сферу, то контроль над движением капитала однозначно направлен на регулирование международной торговли финансовыми активами.

Читать еще:  Постоянный и переменный капитал

Контроль над международными потоками капитала подразделяется на «административный» или прямой контроль и «рыночный» или косвенный контроль. Во многих случаях, когда страны стакиваются с проблемой масштабного перемещения финансовых ресурсов, контроль над движением капитала используется в тандеме с другими инструментами экономической политики. Административный контроль ограничивает операции с капиталом и/или связанные с ним платежи и трансферты денежных средств посредством прямого запрещения, количественного лимитирования или процедуры официального одобрения. С использованием административного контроля регулируются классические (традиционные) международные операции с капиталом. Его общей характеристикой является то, что он принудительно навязывает финансовому сектору дополнительные обязательства. Косвенный контроль препятствует перемещению капитала и связанным с ним операциям посредством системы издержек. Рыночный контроль осуществляется в нескольких формах, главными из которых являются множественность валютных курсов, явное и скрытое налогообложение, а также ценовые методы регулирования. Косвенный контроль может влиять как на цену, так одновременно на цену и на объем финансовых операций. Рассмотрим основные формы рыночного контроля.

Множественность валютных курсов заключается в том, что для различных типов операций используются неодинаковые курсы обмена национальной валюты. Чаще всего власти ограничиваются введением двух валютных курсов: для текущих и для капитальных операций платежного баланса.

Явное налогообложение потоков капитала предполагает взимание налогов или сборов с держателей внешних финансовых активов. Тем самым ограничивается привлекательность для резидентов зарубежных активов, а для нерезидентов — внутренних активов, поскольку для тех и для других снижается доходность портфеля внешних авуаров. Налоговые ставки могут различаться в зависимости от типа операции и ее срочности.

Косвенное налогообложение в форме беспроцентных резервных обязательств или депозитных требований. Данная форма контроля над движением капитала является, пожалуй, самой распространенной в международной практике. Ее суть заключается в том, что инвесторы обязаны бессрочно депонировать на счетах центрального банка часть денежных средств (в национальной или иностранной валюте), равную определенной доли вложений на внутреннем рынке или нетто-позиции в иностранной валюте. Депозитные требования позволяют контролировать как приток, так и отток капитала из страны. В последнем случае инвестор должен зарезервировать часть экспортируемого капитала. В случае давления на курс национальной валюты центральный банк может полностью нивелировать атаку спекулянтов, повысив требования по иностранным активам до 100% от объема вложений.

Другие методы косвенного регулирования могут принимать форму как ценового, так и количественного контроля. Все они основываются на дискриминации по отношению к различным типам операций и инвесторам. К таким методам регулирования относятся: —

дополнительные банковские отчисления в резервные фонды для страхования вложений в иностранные активы; —

асимметричные ограничения на открытую позицию в иностранной валюте для «длинной» и «короткой» позиции, а также для резидентов и нерезидентов; —

требования наличия высокого кредитного рейтинга для заимствований за рубежом.

Контроль за движением капитала получает признание

Небольшая девальвация юаня в прошлом году спровоцировала сильные скачки на мировых рынках, а доллар значительно укрепился по отношению к многим валютам. Ужесточение денежной политики в США ведет к массовому бегству капитала из развивающихся стран, усугубляя кризис в них. Из-за подобных событий среди экономистов и регуляторов появляется все больше сторонников контроля за движением капитала. Еще недавно считалась, что к этому прибегают лишь страны с исключительно неэффективной экономической политикой

В конце января председатель Банка Японии Харухико Курода предположил, что ужесточение контроля за движением капитала пошло бы Китаю на пользу. Индия и Нигерия в последние годы усложнили для граждан доступ к иностранной валюте, чтобы ограничить отток капитала, вызванный сворачиванием программы денежного стимулирования ФРС США. «Традиционно считалось, что либерализация счета движения капиталов – это всегда хорошо, а контроль над ним – всегда плохо, – говорит Оливье Бланшар, бывший главный экономист МВФ. – Сейчас я заметил, что мышление изменилось отчасти потому, что оно было ошибочным уже тогда и очевидно ошибочным – во время кризиса».

Такие страны, как США, являющиеся главным источником международного движения капиталов, и развивающиеся страны должны задуматься об изменениях в регулировании и налоговой политике, которые позволили бы сдерживать краткосрочные потоки на долговых рынках и стимулировали долгосрочные инвестиции в акции, заявила в четверг директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

Поддержка мер по ограничению движения капитала обусловлена изменением политики МВФ несколько лет назад. Тогда фонд удивил экономистов и участников рынка, одобряя и даже рекомендуя их использование в некоторых случаях, чтобы замедлить дестабилизирующий экономику приток инвестиций. Отчасти это было уроком финансового кризиса. Например, Исландия и Испания пережили глубокую рецессию после исчезновения иностранных инвестиций, до того стимулировавших рост их экономики. Похожие выводы были сделаны и во время кризиса в еврозоне. Так, Греция и Кипр неожиданно столкнулись с оттоком капитала из-за опасений по поводу устойчивости их банков, поэтому обе страны жестко ограничили банковские переводы.

Китайский барьер

Пекин ограничил способность иностранных компаний репатриировать прибыль и запретил иностранным управляющим активами привлекать средства в юанях для инвестиций за границей, утверждают знакомые с ситуацией люди.

Швейцарии, наоборот, было трудно сохранять баланс в экономике из-за массового притока капитала, который способствовал росту курса франка. Из-за его укрепления потребительские цены снижались почти четыре последних года. Центробанку было тяжело бороться с дефляцией, а швейцарские экспортеры становились менее конкурентоспособными на мировых рынках. ЦБ приходилось продавать много франков, чтобы не допустить укрепления национальной валюты, пока в начале 2015 г. он не прекратил это делать, из-за чего курс франка резко вырос.

У контроля за движением капитала есть серьезные недостатки. Во-первых, становится сложнее привлечь внешние инвестиции, поскольку инвесторы сомневаются в возможности вывести деньги обратно. Во-вторых, эти меры бывает сложно отменить. Так, Исландия ввела контроль еще в 2008 г., но только сейчас обсуждает его отмену.

Тем не менее идея, что ограничение денежных потоков может быть необходимо, набирает популярность. Студенты-экономисты знают гипотезу так называемой невозможной троицы – когда странам нельзя одновременно достичь независимой денежной политики, фиксированного валютного курса и свободного движения капитала. Поэтому традиционно считалось, что государства должны ввести плавающий курс и сохранять свободное движение капитала.

Читать еще:  Расчет капитальных вложений

Экономист Лондонской школы бизнеса Хелен Рей уверена, что совмещение этих трех факторов еще более недостижимо, чем предполагалось. В докладе в 2013 г. она утверждала, что при проведении независимой денежной политики страны не могут сохранить ни фиксированный валютный курс, ни свободное движение капитала. Бенуа Кере, член совета управляющих ЕЦБ, за последний год дважды ссылался на работу Рей. В ноябре он заявил, что контроль за движением капитала «снова стал частью обсуждения [денежной] политики».

Некоторые изменения видны уже сейчас. Польша фактически запретила выдавать большинству граждан новые кредиты в иностранной валюте после того, как многие ипотечные заемщики пострадали из-за резкого укрепления швейцарского франка. Подобные меры могут иметь такой же эффект, что и контроль за движением капитала, отмечает Бланшар: «Если вы запрещаете кому-то в своей стране брать кредиты в иностранной валюте, это называется макропруденциальный надзор. Но запрет иностранному банку выдавать кредиты в вашей стране называется контролем за движением капитала».

Ситуация в Китае обострила эти дебаты. В прошлом развитые страны могли бесстрастно рассуждать о движении капитала на развивающихся рынках. Но теперь это коснулось второй экономики мира, и действия Китая могут иметь глобальные последствия. «Существует реальное противоречие между тем, что Китаю нужно делать во внутренней политике – снижать процентные ставки, значительно увеличить доступность кредитования нестандартными способами, – и тем, как вызванное этим изменение валютного курса повлияет на внешние расчеты Китая и других стран», – говорит Картик Санкаран из консалтинговой компании Eurasia Group. Контроль за движением капитала может помочь Пекину стимулировать экономику, не провоцируя падения курса юаня, добавляет он.

Недавно Пекин ввел дополнительные меры, призванные остановить сильный отток капитала. Так, он ограничил способность иностранных компаний репатриировать прибыль и запретил иностранным управляющим активами, включая хедж-фонды и фонды прямых инвестиций, привлекать средства в юанях для инвестиций за границей, утверждают знакомые с ситуацией люди.

Как работает контроль за движением капитала

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Банки Греции закрыты до вторника 7 июля из-за растущих опасений дефолта. Греческие власти также ввели лимит на снятие наличных в банкоматах в 60 евро в день. Жители Греции также не могут переводить деньги за границу.

    Ограничения на интернет-банкинг менее строгие — с тем чтобы позволить людям расплачиваться по счетам.

    Греческий премьер-министр Алексис Ципрас объявил о введении контроля за движением капитала после того, как Европейский центробанк решил не увеличивать объем экстренной помощи греческим банкам.

    Что такое контроль за движением капитала?

    Правительство может использовать контроль за движением капитала, введя строгие ограничения на снятие наличных со счетов в банках, а также на перевод денег за рубеж. Оно также может ввести ограничения на обмен валюты.

    В случае с Грецией правительство пытается предотвратить вывод населением евро из греческих банков. В условиях кризиса люди могут предпочесть перевести деньги за границу, обменять их на другую валюту или просто держать их дома. Именно этого пытается избежать правительство в Афинах.

    До последнего времени власти Греции давали понять, что они против подобных ограничений.

    Однако после того как Европейский центробанк решил не увеличивать объем экстренной помощи греческим банкам, у правительства не осталось иного выбора.

    Что делать иностранным туристам?

    Ограничения на снятие наличных в банкоматах в Греции не распространяются на иностранные кредитные и дебетовые карты. Единственными проблемами могут быть длинные очереди и запасы наличных денег в каждом конкретном банкомате.

    В любом случае, туристы снимают деньги с их счетов за рубежом, а не со счетов в греческих банках.

    Вводили ли другие страны еврозоны подобный контроль?

    До Греции это было сделано всего один раз. Кипр ввел контроль за движением капитала в 2013 году, после банковского кризиса и получения пакета экстренной финансовой помощи от ЕЦБ и МВФ.

    Однако лимит на снятие наличных на Кипре был выше, чем в Греции. Людям было разрешено снимать со счетов до 300 евро в день.

    Жители Кипра, выезжавшие за границу, могли брать с собой не более 1000 евро, а переводы денег за рубеж и оплаты зарубежных счетов ограничивались 5000 евро в месяц.

    Компании могли осуществлять транзакции на сумму до 5000 евро в день. Кроме того, правительство Кипра создало специальный комитет, который проверял коммерческие транзакции объемом от 5 тысяч до 200 тысяч евро. Этот же комитет рассматривал прошения на одобрение транзакций на сумму свыше 200 тысяч евро.

    Обналичивание чеков было запрещено.

    Как долго может продолжаться подобный контроль?

    Стандартного периода, на который вводится контроль за движением капитала, нет.

    Считается, что такие чрезвычайные меры могут быть отменены, когда ситуация стабилизуется и прекратится паника.

    Чем дольше длится период контроля за движением капитала, тем больше это отражается на реальной экономике. Ограничения в том, что касается коммерческих операций и снятия наличных, могут негативно сказаться не только на розничной торговле и туризме, но и на экономике в целом.

    Ограничения, введенные правительством Кипра, оставались в силе относительно долго и были отменены лишь в апреле 2015 года.

    Насколько законны подобные меры?

    Любые меры по контролю за движением капитала противоречат договорам, на которых основаны Евросоюза и еврозона, одним из основополагающих принципов которых является свободное передвижение капитала среди стран с единой валютой.

    В случае с Кипром Европейская комиссия разрешила ввести контроль за движением капитала из-за серьезного риска «полной дестабилизации» банковского сектора.

    Европейская комиссия также разрешила Греции ввести контроль за движением капитала, так как посчитала, что у Афин в данном случае есть веские основания нарушить европейское законодательство.

    «В данных условиях стабильность финансовой и банковской системы Греции является предметом чрезвычайно важности и позволяет введение временных ограничений на свободу потоков капитала», — говорится в заявлении европейской Комиссии по финансовым услугам.

    Читать еще:  Теория капитала бем баверка

    Комиссия подчеркивает, однако, что эти ограничения должны быть отменены как можно скорее.

    Контроль за движением капитала

    Уже стало символом веры утверждение, что контроль за движением капитала следует упразднить, а финансовые рынки стран, включая банковское дело, должны быть открыты для международной конкуренции. МВФ предложил даже изменить свой устав, чтобы названные цели получили более четкое признание. Однако Азиатский кризис заставляет нас призадуматься. Страны с закрытыми финансовыми рынками лучше справились со штормом по сравнению со странами с открытыми рынками. Индия пострадала меньше других стран Юго-Восточной Азии, Китай оказался более защищенным, чем Корея.

    Иметь открытые рынки весьма желательно не только по экономическим, но и по политическим причинам. Контроль над капиталом служит питательной почвой для уклонений, коррупции и злоупотребления властью. Закрытая экономика -это угроза свободе. Махатир вслед за закрытием рынков капитала в Малайзии приступил к политическим репрессиям.

    К сожалению, международные финансовые рынки нестабильны. Когда финансовые рынки страны полностью открыты и подвержены капризам международных финансовых рынков, это способно вызвать такую нестабильность, которую страна, зависящая от иностранного капитала, выдержать не в состоянии. Поэтому какая-то форма контроля над капиталом, возможно, предпочтительнее нестабильности, даже если она не будет лучшей политикой в идеально устроенном мире.

    Задача заключается в том, чтобы сделать международные финансовые рынки стабильными настолько, чтобы контроль над капиталом стал ненужным. Система страхования кредита могла бы помочь решить указанную задачу.

    Допуск иностранных банков на отечественные рынки — это совсем другое дело. Скорее всего, они снимут сливки с оптового рынка, где обладают конкурентными преимуществами, а менее прибыльный розничный бизнес будет обслуживаться плохо. Они, вероятно, окажутся также менее постоянными, чем отечественные банки. Сказанное относится и к центру, и к периферии. После российского кризиса первыми закрыли свои кредитные линии в США европейские банки. Появление испанских рынков после 1995 г. было весьма благотворным для Латинской Америки, но пока неясно, какие вложения смогут сделать эти банки в Латинской Америке после того, как акционеры накажут их за такие рискованные действия. Заслуживает всяческого внимания образование внутреннего источника капитала такого типа, как в Чили, где созданы частные пенсионные фонды.

    Сами по себе краткосрочные переливы капитала, похоже, приносят больше вреда, чем пользы. Как показал Азиатский кризис, для принимающей страны крайне рискованно разрешать использовать краткосрочные поступления капитала для долгосрочных целей. Разумная политика при этом заключается в стерилизации притока капитала. Обычно это делают путем накопления резервов, это — дорогостоящая затея, но она способна привлечь дополнительные потоки. В Чили изобрели более удачный способ: здесь предусмотрели резервные требования в отношении краткосрочных поступлений капитала. Ирония заключается в том, что сейчас здесь происходит демонтаж этой системы как раз с целью привлечения капитала.

    Сохранение открытых рынков можно оправдать прежде всего в том случае, если оно способствует свободному притоку капитала в долгосрочные инструменты — вроде акций и облигаций. Когда направление потока меняется, политика сохранения открытых рынков лишается этого оправдания. Суверенные государства могут выступать в качестве клапанов: допуская приток, но препятствуя оттоку капитала. Крайне важно убедить страны периферии не поворачиваться спиной к мировой системе, как это сделала Малайзия. Для этого МВФ и другим институтам, возможно, придется признать необходимость определенного регулирования потоков капитала. Существуют тонкие способы помешать спекуляции валютой, которые нельзя расценивать как контроль за движением капитала. От банков можно потребовать сообщать об их валютных позициях как для собственных, так и для клиентских нужд и, при необходимости, устанавливать лимиты по таким позициям. Такого рода методы могут оказаться довольно эффективными. К примеру, во время валютных неурядиц в Европе в 1992 г. в Soros Fund Management сочли практически невозможным осуществить «короткую» продажу ирландского фунта, хотя были убеждены, что он будет девальвирован. Национальные центральные банки ограничены тем, что они вправе осуществлять контроль только над банками своей страны, но если законность определенного контроля получит признание, станет возможным значительно более тесное сотрудничество между национальными центральными банками. На мировых рынках появилась бы возможность ограничить спекуляцию и не создавать негативных последствий контроля за движением капитала.

    Это — почти предел, до которого я готов идти, предлагая свои решения. Возможно, я уже зашел слишком далеко. Единственное, к чему я стремился, это вызвать дискуссию, которая могла бы привести к надлежащим реформам. Постоянных и всеобъемлющих решений просто нет; следует постоянно ожидать возникновения новых проблем. Однако определенно лишь одно: финансовым рынкам внутренне присуща нестабильность; они нуждаются в надзоре и регулировании. Вопрос стоит так: достаточно ли у нас мудрости, чтобы укрепить международные финансовые власти или мы предоставим странам самим позаботиться о себе? В последнем случае не следует удивляться распространению контроля над капиталом.

    Но кто это «мы»? Где это мировое сообщество, которое соответствует мировой экономике? Эти вопросы я рассматриваю в следующей главе.

    [33] Моя позиция по этому вопросу изложена в главе 1.

    [34] «Avoiding a breakdown: Asia’s crisis demands a rethink of international regulation», Financial Times (London), December 31, 1997 («Как избежать краха: Азиатский кризис требует переосмысления международного регулирования»).

    [35] Специальные права заимствования целесообразно рассматривать в качестве искусственных денег, предоставленных в распоряжение МВФ его членами.

    [36] Приведенные мною доводы не так уж новы. Первоначально основатели Бреттон-Вудсских институтов предусмотрели роль Всемирного банка в качестве «гаранта» ценных бумаг, выпущенных развивающимися странами или для эмитентов развивающейся страны. См. Edward S. Mason and Robert E. Asher, The World Bank since Bretton Woods. Washington, DC: The Brooking Institution, 1973.

    [37] Главная проблема при валютном управлении — как выйти из режима, когда он перестанет работать. Чтобы закрепить его статус, валютное управление обычно вводят законодательным путем, а законы меняются медленно. Что же происходит во время обсуждения закона? Возможен «набег» на валюту. Разумеется, и здесь существует решение: отменить валютное управление со следующего дня в нарушение закона. Но после этого все режимы валютного управления лишаются былого доверия.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector